Роккель Александр Иванович

Татьяна Старостина: «Уметь услышать чью-то боль должно быть главным в человеке»

Вся история русской литературы свидетельствует о том, что хрупкая натура поэта нуждается в поддержке и понимании окружающих. Погружаясь в мир своих лирических переживаний, поэт уходит от реальной действительности, которая зачастую оказывается к нему жестока и несправедлива. И чья-то помощь, а иногда и просто доброе слово становится спасительным мостиком в жизни.

Меня поразили глаза этой уже немолодой женщины, которые буквально сияли и излучали столько доброты и тепла, что хотелось смотреть в них, не отрываясь. Ее зовут Татьяна Владимировна Старостина, она живет в Отрадном и пишет стихи, которые, по словам Бориса Сиротина, «по-настоящему красивы и женственны». Пытаясь понять, откуда она черпает эту «удивительно открытую, порывистую нежность», я расспрашиваю Татьяну Владимировну о ее жизни…

Она с болью вспоминает о своем холодном и голодном детстве, проведенном в Кротовке. Отец, вернувшись с войны, служил начальником телеграфа, мать работала в сельсовете счетоводом, но в 1947-м, когда Тане был всего годик, отца арестовали. Мать лишилась работы, семью выгнали из квартиры и даже изъяли хлебные карточки. Таня, которой директор школы доходчиво объяснил, кто она, - «внучка контрреволюционера и дочь врага народа», ненавидела своего отца и мечтала повторить «подвиг» Павлика Морозова. Поэтому когда в 1953 году отца реабилитировали, отношения у них уже не сложились. Татьяна, как и пушкинская героиня, «в семье своей родной казалась девочкой чужой».

Окончив 8 классов, она уехала в Самару и поступила в Культпросветучилище, на театральное отделение. Но доучиться ей не довелось – 16-летней, мечтавшей о любви девочке вскружили голову ухаживания парня, который был на 7 лет старше ее. Вскоре, опасаясь родительского гнева, молодые люди решили уехать, куда глаза глядят.

«Поезд шел мимо разъезда Лесное, что в нескольких километрах от Борского, - вспоминает Татьяна Владимировна, - и я увидела сосны, которые всегда ассоциировались у меня с праздником, и не смогла преодолеть жгучего желания поселиться в этих местах». После грязной Кротовки Лесное показалось ей райским уголком. Огромные, в три обхвата сосны, аромат хвои и белочки-красавицы – сказочнее места и не найти. А в сельской лавке продавались удивительно вкусные розовые пряники. Конечно же, Таня была счастлива.

Председатель сельсовета, узнав, что муж Татьяны прекрасно рисует и играет на гитаре, предложил ему заведовать клубом, а вскоре преподавать рисование, пение и физкультуру в местной школе. И Татьяне казалось, что счастье стало еще полнее, когда они с мужем поселились в розовом, как борский пряник, доме возле железной дороги – ей с детства нравился стук колес, который уносил ее в мечтах в дальние страны. Родилась дочка, которую Татьяна назвала Аделиной в честь героини любимого фильма «Фанфан-тюльпан».

Вскоре семья переехала в совхоз «Авангард», который находился в 20 км от Нефтегорска. Это был степной край, который так нравился мужу. Татьяна тоже полюбила широкие степные просторы, разглядела их неброскую красоту и даже стала писать стихи.

Ее лирике не раз пришлось столкнуться с прозой жизни – она развелась с мужем, поступила в вечернюю школу, а затем в издательско-полиграфический техникум. Мечтала о журналистике, но всю жизнь проработала корректором в газете «Рабочая трибуна» города Отрадного, куда переехала к своей сестре.

Дочь Аделина умерла в 30-летнем возрасте (диагноз - врожденный порок сердца), оставив 9-летнего сына Александра на попечение бабушки. Сейчас Саша уже заканчивает школу и собирается поступать в Отрадненский нефтяной техникум.

Татьяна Владимировна признается: «Я всегда была влюблена, только это меня и согревало. И лишь в этом я черпала силы. И стихи могу писать только под действием этого чувства. Мой лирический герой обязательно должен быть темноволосым, черноглазым юношей, высоким и сухощавым. И даже сейчас болезни одолевают, но душа молода, и глаза подмечают красивых парней. Хотя легко возвращаюсь и в прошлое, ведь помню каждую деталь, и сейчас понимаю, что из всех моих романов только два оставили след в моей душе».

Но есть в ее судьбе еще один мужчина, которому она не посвящает стихотворений, ведь он, как шутит Татьяна Владимировна, «герой не моего романа», но мимолетные встречи с которым не раз помогали ей в жизни. Однажды она его увидела по телевидению и поразилась, с каким достоинством вел себя этот человек, не суетился, был уверен и невозмутим. И когда объявили конкурс частушек в поддержку кандидата на пост главы города Отрадного Александра Ивановича Роккеля, она приняла в нем участие – уж очень хотелось выиграть приз – гармошку, чтобы подарить внуку. Александру Ивановичу приглянулись ее неприхотливые частушки (…Ты куда, далеко ли? Заходи – проголосуй за Александра Роккеля), и было объявлено имя победителя – Татьяна Старостина.

Уже будучи главой города, он по ее просьбе помог с выделением помещения для литобъединения. А после вступления Татьяны и ее коллег в Союз писателей организовал им встречу на высшем уровне, где они принимали поздравления и подарки. Не проигнорировал Александр Иванович и просьбу о публикации произведений Татьяны Владимировны и не только помог с изданием сборника ее стихотворений, но даже сам привез и торжественно вручил.

«Он мне сразу понравился, - говорит Татьяна Владимировна, - от него исходит добро. Даже при встрече на улице Александр Иванович обязательно улыбнется и поздоровается – и так хорошо на душе становится. Он не отказывает никому в помощи, не остается равнодушным, всегда очень уважительно относится к людям и обязательно выполняет обещанное. А это многого стоит».

15 февраля 2010 г.
Дата изменения: 25 февраля 2010 г.

Вернуться